Добавить в избранное
Кевин Спейси

"Кевин Спейси - пришелец из космоса?"

Три года назад Кевину Спейси предложили сыграть психиатра. И он в результате исполнил роль... инопланетянина. «Мне прислали сценарий со странным названием «Ка-Пэкс», — рассказывает Спейси. — Мне ужасно понравились его двусмысленность и метафоричность. Я немедленно позвонил моему менеджеру и закричал: «Это гениальный сценарий, а роль этого парня, Прота, — просто мечта!» «Кевин, ты не понял, — ответила она мне. — Тебе предлагают роль не самого Прота, а его психиатра». Прот — так называет себя странный пациент Манхэттенского психиатрического института. Он уверяет, что прибыл на Землю с планеты Ка-Пэкс, подробно описывает свои путешествия по иным мирам, походя отвергает учение Эйнштейна о невозможности превысить скорость света и дает полезные уроки астрономам в сцене, полной намеков на беседу Христа с мудрецами. «Это самый убедительный шизофреник, какого я когда-либо встречал», — говорит о Проте доктор Марк Пауэлл (Джефф Бриджес), хотя и он начинает сомневаться в невменяемости пациента. Три года назад сценарий «Ка-Пэкса» писался под Уилла Смита. «Он чудесный актер, — говорит Спейси. — Думаю, он великолепно сыграл бы Прота. Но он, видимо, решил, что после «Людей в черном» зрители не смогут адекватно воспринять его в роли человека, выдающего себя за инопланетянина. Я могу только предполагать,
какими мотивами он руководствовался, когда отказался от столь аппетитной роли. Так или иначе через некоторое время ко мне снова обратились по поводу «Ка-Пэкса»: «Говорят, вам очень понравилась роль Прота?» Я не колебался ни секунды. Думаю, Джефф Бриджес сыграл психиатра гораздо убедительнее, чем это сделал бы я. Иногда стоит подождать, и тогда желанная роль сама тебя найдет». Наверняка то же самое можно сказать и о второй значительной работе Спейси в этом году — фильме «Корабельные новости». «Я прочитал роман Анни Прулкс шесть или семь лет назад, — вспоминает он. — Мне ужасно понравилась книга, особенно параллели между морскими узлами и характерами героев. Я начал наводить справки и узнал, что права на книгу уже куплены. Более того, уже найдены актеры на главные роли!»

Первоначально планировалось, что в экранизации «Корабельных новостей» сыграют Джон Траволта и его жена Келли Престон. Потом, когда Траволта выбыл из проекта, его сменил Билли Боб Торнтон, который хотел ставить фильм и снимать в главных ролях себя и свою тогдашнюю невесту Лору Дерн. Но в конце концов и Торнтон расстался с идеей ставить «Корабельные новости», и тогда его место заняли режиссер Лассе Халльстрем и Кевин Спейси. Поговаривали, что за одну из новых ролей Спейси будет номинирован на «Оскар», но прогнозы не сбылись. Однако Спейси все же получил в этом году замечательную премию — «Золотое яблоко», награду Ассоциации голливудских женщин-журналисток. «Ее вручают самому колоритному актеру года! — с явной гордостью говорит Спейси. — Думаю, женщины наградили меня за ту незабываемую сцену в «Ка-Пэксе», когда мой герой ест банан целиком, с кожурой».

Правда, сама Ассоциация несколько иначе объясняет, за что дается такая награда; согласно официальной формулировке, «Золотое яблоко» — это «премия за распространение по всему миру позитивных тенденций в американском кино». «Вы что-то перепутали, — смеется Спейси. — Или это они что-то перепутали? Неужели пожирание банана с кожурой можно считать позитивной тенденцией? К тому же в течение первых тридцати минут фильма мой герой выглядит просто ужасно. Но я рад, что Ассоциация так широко понимает выражение «позитивные тенденции»! И я чрезвычайно благодарен Шону Пенну за то, что он пришел на церемонию, чтобы вручить мне эту награду». Раз уж речь зашла о сцене с бананом, нельзя не спросить Спейси, что же он ел на самом деле?

«Представьте себе — настоящий банан! — говорит Спейси. — Прот так сильно любит свежие фрукты, что ест их целиком. Это было с самого начала прописано в сценарии, причем там подчеркивалось, что он считает съедобным все, что растет. Если дать ему кокос — он тоже съест его целиком. Поэтому я заранее мысленно готовился к этой сцене, настраивая себя на то, что мне придется есть банановую кожуру. А в день съемок этой сцены, придя на съемочную площадку, я обнаружил, что парни из отдела спецэффектов изготовили для меня муляж банана. Вернее, сделали фальшивую кожуру и вложили в нее настоящий банан. Это выглядело ужасно неубедительно, хотя они уверяли меня, что на пленке никто не увидит разницы между настоящим бананом и
муляжом. Мы попробовали снимать сцену с муляжом, и на мониторе было видно, что я ем что-то вроде огромного
желтого маркера. Мы поняли, что получается лажа. И тогда я сказал: «Парни, сходите в магазин и купите гроздь
бананов посвежее и пожелтее. Вымойте их как следует и давайте снимать». В этот день я получил огромную дозу калия, во мне бурлила энергия. А выражение лица Джеффа в этой сцене — самое что ни на есть искреннее. Нас снимали параллельно, двумя камерами. Я ел, а он на меня смотрел».

И все-таки — кто же такой Прот? «Я с другой планеты, но я не из тех, кто выскакивает из человеческой груди!» — сообщает он по ходу фильма. Нет ничего удивительного в том, что его сажают в психушку. Но, с другой стороны, Прот ведет себя как нормальный человек; более того, он становится врачевателем остальных пациентов психиатрической лечебницы и помогает врачу разобраться в себе и в своем отношении к профессии. Может быть, Прот действительно с другой планеты? Диапазон его знаний огромен; он может менять кровяное давление; на него не действуют лекарства; он описывает астрономам орбиту планеты, которую они только что открыли. Но, с другой стороны, когда доктор Пауэлл начинает собственное расследование загадки Прота, он едет в Нью-Мексико и обнаруживает там следы вполне земного человека по имени Роберт Портер (хотя не исключено, что Прот мог принять его обличье).

Фильм не дает ответов на поставленные вопросы, но, может быть, исполнитель роли Прота имеет свое мнение на этот счет? «Я знаю не больше вас!» — провозглашает Спейси. В уголках его глаз прячется улыбка. Но неужели можно работать над образом своего персонажа, не имея никакого представления о том, что он собой представляет? «Знаете, мне пришлось подойти к этой роли как к двум совершенно разным ролям, — говорит Спейси. — Я подготовился к ролям совершенно разных персонажей. В результате я полностью верил в Прота, инопланетянина с планеты Ка-Пэкс. И точно так же я верил в человека по имени Роберт Портер. Для обоих у меня есть две совершенно правдивые истории, тщательно продуманные биографии, детали поведения. Эти
герои сосуществуют в одном обличье, и вам решать, кто из них более убедителен. Я всегда рассматривал эту историю прежде всего как детектив. Как загадку, которую каждый решает по-своему».

Подобно Проту, Кевин Спейси является неисчерпаемым источником загадок и сюрпризов. Его личная жизнь засекречена так, что до сих пор никому не удалось выведать имени его девушки. А недавно он вышел на сцену — но не играть, а петь! «Я пел всего пару раз, на благотворительных мероприятиях, — говорит он. — Мы собирали деньги, чтобы помочь людям, пострадавшим 11 сентября. Я решил, что на концерте лучше не читать драматический монолог, а спеть. Я понимаю, что для людей, которые меня не знают, это стало сюрпризом, но мои друзья знают, что я пою всю свою жизнь. И когда я обнаружил, что могу этим воспользоваться, мне было очень приятно. Начав петь, я почувствовал себя абсолютно свободным. Если будет подходящее место и подходящий момент, я снова буду петь на сцене».

В последнее время Спейси много занимается благотворительностью. «Я стараюсь быть разборчивым и ходить только на те мероприятия, где от моего участия будет толк, — уверяет он. — Я не хочу превращаться в одну из тех знаменитостей, которые всегда появляются, чтобы сказать пару слов по любому поводу. Если умно пользоваться своим имиджем, можно собрать много денег за один приход». Хотя в активе Спейси два «Оскара», он считает, что его карьера только начинается. «По правде говоря, я не знаю, чего должен добиваться, — признается он. — Я просто чувствую, что многого еще не добился. Сегодня мне хочется вернуться на сцену, потому что я чувствую, что смогу играть «живьем» гораздо лучше, чем в кино. Знаете, зачастую я смотрю фильм со своим участием и за полтора часа всего пару раз отмечаю: «Вот здесь хорошо получилось». Во всех
остальных сценах я мысленно говорю: «Какого черта! Что на меня нашло в тот день? Почему я недодумался сделать так, а не иначе!»

Спейси упрямо утверждает, что, несмотря на две премии Американской киноакадемии, лучшие его роли сыграны в театре. «Пьеса подпитывает актера, а актер подпитывает пьесу каждый вечер, — говорит он. — А роль, сыгранная в кино, показывает, насколько ты был хорош в тот день, когда снималась определенная сцена. Потом твоя работа переходит в чужие руки, и у тебя уже никогда не будет шанса что-нибудь переделать и исправить. Бессмысленно говорить: «А если попробовать иначе?» Готовый фильм — это бездна упущенных возможностей».

Тем не менее Спейси философски относится к кинематографу. «Есть вещи, которые я никогда не пойму, — откровенно признается он. — Когда я вижу великолепную сцену, то в девяти случаях из десяти не могу понять, чем же она берет меня за душу. Мне кажется, что это просто чудо. Впрочем, другие понимают не больше меня. Они называют это магнетизмом, алхимией, магией момента. Пустые слова». В подтверждение своих слов Спейси с удовольствием вспоминает старую байку про сэра Лоренса Оливье. «Оливье выступал в роли Отелло в театре «Олд Вик», — рассказывает Спейси. — Однажды он играл так смело и гениально, что все актеры театра собрались за кулисами, чтобы посмотреть на него. Они подзывали тех, кто был рядом — гримеров, костюмеров, рабочих — и говорили: «Вы должны это увидеть!» По завершении пьесы Оливье 15 раз вызывали «на бис». Люди кричали, плакали, аплодировали. Откланявшись в последний раз, Оливье — мрачнее тучи! — проследовал по коридору театра вдоль шеренги аплодирующих коллег, вошел в гримерную и заперся там. Актеры слышали, как он ругается и швыряет бутафорские каски и мечи. На следующий день Ванесса Редгрейв зашла к нему и робко осведомилась, что вчера его так разгневало. Ведь он гениально сыграл, все были в восторге... «Я знаю, я знаю, — перебил Оливье. — Проблема в том, что я понятия не имею, как мне это удалось!»

Рассказывая в лицах эту историю, Спейси выдерживает паузу и улыбается. «Актерам очень знакомо подобное чувство, — говорит он. — Тебя хвалят, тобой восхищаются, а ты даже не понимаешь, как это у тебя получилось». Многие считают, что Спейси излишне самокритичен. Сам же он полагает, что актер не имеет права почивать на лаврах. «Такова моя работа, — говорит он. — Мне часто говорят: «Ах, у вас такая замечательная карьера!» Я в ответ только киваю и думаю: «Вы понятия не имеете, что происходит с моей карьерой. Это знаю только я. Я критикую свои работы гораздо суровее критиков, которые считают, что размазывают меня по стенке. Им даже не приходят в голову те слова, которыми я сам себя называю. Актер не имеет права похлопывать себя по плечу и говорить: «Молодец!» В этот момент он перестает быть актером». Помимо актерских обязанностей Спейси занимается режиссурой. Правда, до сих пор он поставил всего один фильм, «Альбино-аллигатор», но уверяет, что ему очень понравился этот опыт.

«Приятно собрать группу единомышленников и сделать что-то, что нравится вам всем, — говорит он. — К сожалению, до сих пор я так и не смог найти еще один проект, которому был бы готов отдать полтора-два года жизни. Ведь на это время придется полностью отказаться от актерской работы. Думаю, однако, что скоро я смогу официально объявить о моем новом режиссерском проекте. Хотя, возможно, я слишком усложняю ситуацию. «Альбино-аллигатор» оказался на моем пути совершенно случайно, я не собирался его ставить, но потом подумал, что на проекте собралась такая замечательная компания актеров, что работать с ними будет сплошным удовольствием. Так и вышло. Я узнал столько нового об актерском мастерстве, что начал играть на
совершенно ином уровне».

Действительно, после «Альбино-аллигатора» стиль и имидж Спейси изменились. Ранее он, как правило, играл жестоких, циничных манипуляторов. После «Альбино-аллигатора» он сыграл незабываемые роли в «Секретах Лос-Анджелеса» и «Красоте по-американски». Если раньше его считали блестящим характерным актером, то теперь к этому званию добавился статус звезды. «После «Красоты по-американски» ко мне часто подходят люди и просят дать совет, как вести себя с женой и детьми, — улыбаясь, говорит Спейси. — Я стараюсь быть вежливым со всеми, кто ко мне обращается. Но порой это так некстати! Ты ужинаешь с близким тебе человеком, и вдруг кто-то подходит и спрашивает, как ему помириться с дочерью! Хорошо, если это случается раз в неделю, а если у тебя просят советов на каждом шагу? Люди почему-то считают, что у актеров есть ответы на все вопросы! К счастью, я умею растворяться в толпе, и это часто меня выручает».

www.movie.ru



   
© 2007